Share

    Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика

    Uman: Даже тишина счастлива быть здесь

    Все гораздо ближе, чем ты думаешь. Все гораздо реальнее, чем ты себе представляешь. (Из буклета к альбому Uman: You Are Here)

    Французский семейный дуэт Uman (брат и сестра) не нуждается в особых представлениях для любителей инструментальной музыки. Некогда постоянное появление в рамках московской программы Back to the Universe сделало группу более чем просто известной на просторах вещания этой программы. Их творения – это (по определению самой группы) уникальное микширование world- и ambient-музыки со звуками окружающей среды, с элементами французского шансона и джаза, с пространным бессловесным вокалом от Danielle Jean и аранжировкой, лирикой от Didier Jean.

    «Архитекторы гармоний», как они сами любят себя называть, сотрудничают с французским писателем и поэтом Anne Mirman, а также с художниками, преобразующими их музыкальные фантазии в картины, кои можно видеть на обложках их альбомов. Наполнение музыки образами и философией «иного» позволяет находить их музыку в категории, определённой маркетингом как нью-эйдж. Любопытно, что свой первый альбом, который наиболее приближен к этому «расплывчатому» понятию, дуэт создавал, не зная вообще, что, существует такой стиль. Название группы Uman Danielle взял из древней индейской книги – слово, созвучное по произношению и понятию с «ом» и «аминь».

    Предлагаем вашему вниманию интервью, взятое после выхода их четвёртого альбома You Are Here на лейбле Six Degrees, на котором ранее также увидел свет и альбом Purple Passage.

    Как получилось, что вы начали писать музыку? Это был способ самовыражения или нечто другое?

    Danielle: Я начала музыкой заниматься случайно. Мне просто хотелось повторять за братом. Потом я обнаружила, что получаю удовольствие от пения и от воспроизведения музыкальных произведений.

    Didier: Когда родители слушают постоянно классическую музыку, она незаметно начинает занимать огромное место в вашей жизни.

    Существует мнение, для того чтобы писать «настоящую музыку», композитору необходимо пребывать в «особом» состоянии, в котором и приходит она. Как приходит она к вам, какие истории, ситуации предшествуют и способствуют вашему творчеству?

    Danielle: Для того, чтобы творить, необходимо определённое состояние души и сознания. Мы живём нашей обычной жизнью, которая способствует развитию вдохновения.

    Didier: Что касается меня то, музыка просто исходит из меня. Представьте себе, что я сижу перед синтезатором, и мелодия исходит из моих мыслей посредством моих рук. Каждое утро, после того как я проснулся, я немедля иду воспроизводить и импровизировать.

    Испытываете ли вы чувство полёта слушая свою музыку?

    Danielle: Да, конечно же. Я обожаю музыку Uman, потому что она заставляет улетать в мои мечты и просто обвораживает. Иногда я слушаю её, и мне почему-то кажется, что она была создана не мной, а кем-то другим.

    Didier: Uman – это группа. Иногда она забрасывает нас в страну грёз, иногда танцует вокруг костра, но в любом случае чувства молниеносны. Например, в альбоме You Are Here – 15 композиций – 15 различных граней одного целого.

    «Музыкальными картинками», пейзажами называют вашу музыку многие слушатели и сами композиторы. Какие картины видятся вам в вашей музыке? Что первично для вас в творчестве? Без чего вы не можете сочинять?

    Danielle: Музыка Uman была бы идеальна для кино, но, к сожалению, мы ещё не встретили такого режиссёра. Когда я исполняю музыку, я не вижу картин, но у меня возникают чувства. Это может быть радость, печаль, и всегда присутствует что-то мистическое.

    Didier: Я дружу с художницей. Она показала мне суть и красоту цветов. Тот мир, в котором мы живём – многоцветен. Поэтому мы и соединили в одно целое музыку и живопись.

    При всех неопределённостях стилей можете ли вы определить стиль вашей музыки?

    Danielle: Музыка Uman – это чувственная электронная музыка. Её можно назвать музыкой грёз.

    Didier: Мы предпочитаем говорить, что мы запускаем Музыку, но не тип музыки. Однако в музыкальных магазинах мы находим наши компакт-диски в разделах trip-hop или new age.

    Какие музыканты и чья музыка оказали особое влияние на формирование вас как музыкантов и личностей?

    Danielle: В детстве, когда я была маленькой, мои родители слушали кассеты с записями классической музыки. Именно она и оказала на меня влияние.

    Didier: Сначала, Моцарт, Бетховен, Шостакович. Затем джаз, King Krimson. Потом world-музыка, Nusrat Fateh Ali Kahn, арабская и африканская музыка.

    Какую музыку вы слушаете в повседневной жизни? Чьи творения вас особенно потрясли в последнее время?

    Danielle: Это зависит от того, что я делаю и в каком настроении нахожусь. Если мне нужно сконцентрировать своё внимание на каком-то конкретном деле, я слушаю нью-эйдж или классическую музыку. Если же я хочу оторваться от действительности, я слушаю groove-музыку. А когда я нахожусь в дороге, я слушаю любую музыку, но обязательно такую, которая меня удивляет.

    Didier: Когда я создаю музыку, я стараюсь не слушать другие музыкальные произведения кроме тех, которые звучат в студии, чтобы дать возможность отдохнуть уму. Мои любимые CD за последние годы – это Visual от Oystein Sevag и Lakki Patey. Тем не менее, мой музыкальный вкус очень разносторонний.

    Как вам представляется слушатель вашей музыки? Сколько ему лет? Каких жизненных взглядов должен он придерживаться, чтобы ощущать вашу музыку своей?

    Danielle: Мне кажется, что наши слушатели – это обычные любители музыки.

    Didier: Те поклонники, которые пишут нам, создают впечатление довольно серьёзных людей. Те фразы и выражения, которые они используют в своих посланиях, говорят об их глубоких и интересных личностях. Их возраст – от 30 до 60 лет.

    В альбоме Chaleur Humaine на прекрасном русском языке говорит женский голос. Кто автор тех слов и чей это голос?

    Danielle: Девушка, говорящая по-русски на альбоме Chaleur Humaine – Eugenie Fabre. Она русская. Didier написал текст, и она перевела.

    Didier: Кроме того, она также играет на виолончели в композиции Birds' Eye из нашего третьего альбома Purple Passage.

    Не могли бы вы раскрыть философию слов композиции I'm Only Humane (Я просто человек)?

    Didier: Мысль, которую я хотел вложить в эти слова, касается отличий между человеком и компьютером, машиной. В моей истории мужчина был увлечён внешней стороной жизни, а девушка могла предложить ему только своё человеколюбие, внутреннее содержание.

    Ваша музыка очень образна, её можно назвать «музыкой ночного города». Выступаете ли вы на сценах ночных клубов? И имеете ли вы вообще шоу, постановку под вашу музыку?

    Danielle: В настоящее время у нас нет шоу. У нас было одна постановка по музыке Chaleur Humaine с танцовщицами, художниками и даже скульптором. Для того, чтобы создать грандиозное шоу, нужно много работать и, естественно, вложить в это большие деньги. Мысль о том, что нашу музыку будут исполнять снова и снова каждую ночь пугает меня.

    Какие у вас любимое блюдо, фильм, книга, писатель?

    Danielle: Я обожаю фильмы Wim Wenders, Spike Lee, Lars von Tries, Cedric Klapish и т. д. Мне нравится читать книги разных жанров, кроме исторических, также я без ума от мороженого.

    Didier: Я люблю кино и книги до такой степени, что мне трудно выделить одно имя, один фильм или одного писателя. Я много читаю и часто хожу в кино.

    Как вы оцениваете сегодня ваш первый альбом Chaleur Humaine. Какой из альбомов для вас является самым ценным?

    Danielle: Chaleur Humaine – очень красивый, даже не побоюсь этого слова, совершенный альбом. Он был первым, и поэтому мы долго его совершенствовали перед выходом на CD. Но мне также нравятся и другие альбомы.

    Didier: Да, Chaleur Humaine очень удачный и личный альбом. До этого времени мы не слушали музыку нью-эйдж и были, как племя, живущее в середине дремучего леса, без контактов с внешним миром. Мы были подобны ангелам.

    Алексей Крупский

    Источник

    © 2005-2020 OLMADA - Template modified HELGI

    Please publish modules in offcanvas position.